закрыть
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ

Данный сайт использует технологию cookie-файлов. Дальнейшее использование ресурса будет означать автоматическое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.
Портал Воскресный день
Издательство «Белый город»
Контактная информация
(495) 641-31-00
(495) 302-54-13
Сегодня 17.12.2017
Книга дня
Ярошенко Николай Вольф Г. В.
Картина дня
На качелях Ярошенко Николай Александрович
Воскресный день » Авторская колонка »

Известнейший русский архитектор и педагог, перестроивший в годы правления Екатерины II центр Москвы, один из основоположников русской псевдоготики Матвей Федорович Казаков родился 20 ноября 1738 года

20.11.2017

Известнейший русский архитектор Матвей Федорович Казаков (20.11.1738−7.12.1812), вступив в жизнь сыном крепостного, окончил ее статским советником.

Казаков был отдан помещиком в матросы, но по счастливой случайности остался при Адмиралтейской конторе в Москве копиистом. Только это и спасло Федора Михайловича от вечной матросской службы, а семью его избавило от крепостной неволи. Вполне вероятно, что Казаковы были уроженцами рязанского села Старопластиково, половина жителей которого носила ту же фамилию. Не потому ли в Рязани и близ нее строились впоследствии дома, церкви и усадьбы по проектам Казакова в то самое время, как он был буквально завален заказами в Москве.
   В 1751 году, в двенадцатилетнем возрасте, Матвей был определен в учение к Д.В. Ухтомскому. Через девять лет, в 1760 году, он получил чин «архитектурии прапорщика». Это было единственным образованием Казакова. Годы, проведенные у Ухтомского, воспитали в нем практичность, которая в сочетании с талантом и работоспособностью позволила создать «Казаковский стиль», определивший «все дальнейшее направление московской архитектуры».
   В 1768 году судьба объединила усилия и таланты двух замечательных русских архитекторов − Василия Баженова и Матвея Казакова ради сооружения «наиславнейшего в свете здания» − Большого Кремлевского дворца. Обоим в пору начала «кремлевской перестройки» было по 30 лет, но это, пожалуй, единственное, что их тогда сближало. Разными, абсолютно несхожими путями пришли они в архитектуру. Баженов обучался в крупнейших художественных центрах Европы: в Париже, Риме, Флоренции; за его плечами была Петербургская академия художеств. А Казаков… Сын зодчего так писал впоследствии об отце: «Ни у одного из иностранцев не брал он уроков и никогда не выезжал из России; руководствовался природными способностями и примерами предшественников своих...» Да, Баженов получил лучшее по тем меркам художественное образование, зато Казаков – и это очень важное преимущество − никогда не отрывался от родной почвы. У него развивался особый зодческий слух к реальным потребностям времени.
   Идея проекта Кремлевского дворца, его основные художественные принципы − все это исходило от Баженова. Однако без Казакова, своего главного помощника, Баженов просто не справился бы с таким гигантским объемом работы. Казаков сделал очень много… И все же решающее слово здесь скажет Баженов. Кремлевский дворец станет в первую очередь его детищем. Но детищем утопическим. Строго говоря, это не совсем зодчество в своем изначальном смысле и назначении. Созданная фантазией Баженова архитектурная феерия была не чем иным, как «архитектурным театром». Обставленный пышными праздниками спектакль возведения «Российского Акрополя» завершился тем, чем только и мог завершиться: в 1774 году строительство Кремлевского дворца было прекращено.  Безусловно, горькая минута не только для Баженова, но и для его преданного друга Матвея Казакова. Через некоторое время от шумного начинания в Кремле не осталось и следа, но для Казакова почти семилетнее сотрудничество с Баженовым — важнейший, неизгладимый из памяти этап жизни. Можно с уверенностью сказать, что поражение баженовского проекта стало переломным событием в творчестве Казакова. Как величайший зодчий он родился в пору этой архитектурной трагедии.
   Главная ее причина состояла в том, что художественная идея Кремлевского дворца противоречила новому значению Москвы, на которое указал уже Николай Карамзин: «Со времен Екатерины Великой Москва прослыла Республикою». Идеалом ее обитателей стала усадьба: дом на лоне природы, в окружении парка, классическая беседка над прудом… Тогда как геометрические абстракции баженовского дворца именно преодолевали, даже «отменяли» природу, «естество» города.
1775 году в жизни Казакова произошло знаменательное событие − он получил звание архитектора, а вместе с ним право самостоятельно вести проекты и иметь свою команду. Долгое время Матвей Казаков жил с семьей в своей усадьбе на углу Большого и Малого Златоустинских переулков. В ней он организовал школу, в которой учились многие архитекторы: Р.Р. Казаков, И.В. Еготов, А.Н. Бакарев. Трудами многих из них восстанавливалась сожженная в 1812 году Москва, казаковская Москва.
   Казаков был ближе к реальному делу, к зодчеству в изначальном смысле этого слова, нежели Баженов, что блестяще проявилось в первой его крупной самостоятельной московской работе − Пречистенском дворце. Одно то, что Казакову поручили строить дворец для императрицы, говорит о признании его таланта и опыта. Дворец, на сваях, а не на фундаменте, сооружался глубокой осенью и зимой, что в те времена было очень необычным. Он с минимальными издержками и в кратчайший срок создал новый дворец, который вполне соответствовал самым взыскательным вкусам. Коронованная заказчица, прибывшая в Москву на празднование Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией, была довольна: уже в мае 1775 года Казаков получил чин архитектора.
   На него буквально хлынул поток заказов, и в тот же год зодчий начал Петровский путевой дворец на Петербургской дороге.

Ротонда была излюбленной темой Казакова. Он строил православные храмы-ротонды (церкви Филиппа Митрополита, 1777–1788; Космы и Дамиана на Маросейке, 1791; Голицынской больницы, 1790-е), мавзолей-ротонду в смоленской усадьбе Алексино, в форме ротонды решал углы жилых и общественных зданий в Москве (Дом Благородного собрания, 1793; Университетский пансион на Тверской, 1790-е, дом Голицына и др.). Все это не может быть просто случайностью. Ротонда – уникальная форма, архетип храма как символа мироздания, в данном случае просветительского.
    Еще в 1782 году Казаков начал строительство Московского университета. Образ этой кузницы «просвещенного разума» давался ему трудно, продумывались варианты: один, другой, третий… Здание возводилось более десяти лет, по частям – в три этапа. Одновременно Казаков совершенствовал его архитектурный облик: отказывался от усложненных элементов, от обилия скульптуры, добивался простоты и величественности. Завершенное здание, органично вошедшее в ансамбль центра Москвы, своей архитектурой напоминало крупную городскую усадьбу.
    Надо упомянуть и о том, что Казаков едва ли не единственный из крупных художников эпохи Просвещения в России создал то, что называется школой. С полным основанием можно говорить о русском классицизме казаковской школы.   
Знаменательно, что в последние годы зодчий, будто предчувствуя приближение невиданной по масштабам культурной трагедии, собирал вместе со своими учениками чертежи наиважнейших построек классической Москвы, которые составили знаменитые альбомы Казакова − настоящую архитектурную энциклопедию эпохи Просвещения.
    В 1801 году М.Ф. Казаков по слабости здоровья ушел в отставку. Жил он на пенсию и доходы от сдачи дома внаем. После удара, случившегося в 1806 году, он уже не покидал постели. Осенью 1812 года перед вступлением французов в Москву семья увезла больного Казакова в Рязань. Здесь он и умер, получив известие о московском пожаре, уничтожившем большую часть его творений. Своих трех дочерей Матвей Федорович Казаков назвал Елизаветой, Екатериной и Аграфеной. В честь двух императриц и матери. Их жизнь устроилась: они наследовали его усадьбу и вышли замуж. А вот у сыновей жизнь не сложилась. Василий и Павел умерли еще при жизни Матвея Федоровича, а Матвей (1781−1819), написавший биографию отца, умер в 38 лет. Все трое были архитекторами, но имена их практически не упоминаются.
    О великом зодчем напоминает улица Казакова, которая появилась в Москве в 1939 году в честь 200-летия его рождения.
 
Наследие Казакова

Принято говорить о казаковском стиле, определившем облик «допожарной» Москвы и многочисленных постройках. Предлагаются списки домов, содержащих под сотню зданий. Но нужно иметь в виду некоторые обстоятельства:

  • во время пожара 1812 года погибло более двух третей домов. То, что осталось было серьезно переделано;
  • будучи одним из ведущих архитекторов и беря на себя ответственность за судьбу проекта, Матвей Казаков мог подписывать проекты, в которых был лишь соавтором. Это было общепринятой практикой;
  • одновременно с Матвеем Федоровичем Казаковым жили и работали еще шесть Казаковых. Среди них трое сыновей Василий, Матвей и Павел Казаковы. Из остальных известен Родион Казаков. Обилие Казаковых-архитекторов могло быть источником ошибок;
  • приписывание авторства производилось одно время на основе сходства стилистики здания. Но в XVIII в. современного авторского права не существовало, и архитекторы свободно использовали элементы из альбомов. Матвей Федорович Казаков здесь не был исключением; была и «святая ложь», когда авторство приписывали известному архитектору, чтобы спасти здание от уничтожения.
  • Конечно, эти соображения относятся ко всем и не имеют целью умалить значение великого русского зодчего. Даже то немногое из творений Казакова, что дошло до наших дней в узнаваемом виде, достойно памяти и благодарности потомков: псевдоготический Петровский дворец, классическое здание Сената в Кремле, усадьба Демидова в Гороховом переулке, дом Губина на Петровке, дом генерал-губернатора на Тверской, здание Московского университета на Моховой, Голицынская больница на Ленинском проспекте и, конечно, Колонный зал Дома Союзов на Большой Дмитровке.


По книге «Зодчие Санкт-Петербурга XIX − начала XX века». СПб., Лениздат. 1998 и материалам сайта «Моя Москва» http://www.mmsk.ru

Книги по теме:



Комментарии пользователей
Оставить свой комментарий
« назад


Вход для пользователей
Вопрос в редакцию
* Отправляя данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности
© 2017, Воскресный день
Сайт для заботливых родителей, учителей и воспитателей.
Юридическая информация

Сайт финансируется издательством «Воскресный день»

Проект издательства «Белый город»

Политика конфиденциальности

создание сайтов - Webis Group